Как Николаев чуть не стал родиной Интернета

Предисловие

Совсем недавно довелось мне в составе николаевской делегации посетить в Киеве Институт проблем математических машин и систем Национальной академии наук Украины (ИПММС НАНУ). Мы уже писали об этой поездке. ИПММС НАНУ тесно связан с именем В.М.Глушкова – основоположником информационных технологий в Украине и бывшем СССР. В. М. Глушков был инициатором и главным идеологом разработки и создания Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации (ОГАС), предназначенной для автоматизированного управления всей экономикой СССР в целом – прототипа современного электронного правительства, e-Government. Для этого им была разработана теория систем управления распределёнными базами данных (СУРБД). Намного лет, обогнав свое время, эти идеи вернулись к нам в виде, воплощённом на Западе, соответственно под новым брэндом e-Government.

В Киеве не смогли во время оформить права на производство CD(компакт дисков), Сикорскому надо было пересечь океан, чтобы реализовать свои идеи… Сколько можно привести аналогичных примеров! «Может, у нас что-то не так?» — как говорил Жванецкий. Не хватает в цепи от идеи до внедрения какого-то звена. А может это прививалось еще со времен Петра I? Мол, что на Западе – это хорошо и прогрессивно, а что наше – отстой! Бороды натуральные носить плохо, а парики – хорошо. А может это еще раньше началось? Со времен Владимира – красно солнышко? Во всяком случае, девиз «Нет пророков в своем отечестве» на службе у чиновников исправно служит. Пока это так, будем мы гнобить своих и преклоняться перед другими!

На одном из стендов в ИПММС НАНУ довелось увидеть фото одного из первых ситуационных центров СССР в Николаеве. Николаев был удивительным городом в СССР. Во-первых он был закрытым(почти закрытым) городом из-за наличия множества предприятий, прежде всего, связанных с судостроением, работающих на оборону СССР. Здесь создавались передовые корабли, турбины и пр. На окраине города стоял НИИ с красивым названием НИИ ДАР(дальней радиосвязи), почему-то сразу вспоминаются повести братьев Стругацких. В этом НИИ долгое время работал и Ваш покорный слуга. Сотрудники его свои разработки внедряли. На комплексах с огромными антеннами за высокими заборами. Про эти городки ходило много слухов на вроде того, что здания под антеннами в два этажа еще имеют десять этажей под землей! Так вот из-за важности задач Эти предприятия получали самую совершенную технику(ЭВМ) на то время. Мы даже участвовали в Госприемке этих ЭВМ в Минске, чтобы получить первые образцы из серии ЕС или Эльбрус(в народе – Эльбароуз). Даже в столицах(Москве и Киеве) удивлялись, услышав какой парк машин нам доступен.

Во вторых не смотря на свою закрытость в город, прежде всего от моряков, попадали последние музыкальные пластинки. Их профессионально копировали и записи распространялись среди любителей и музыкантов. В дальнейшем именно из Николаева приезжали в Москву будущие звезды: Захаров, Крутой, Брейтбург, Серов и т.д. Но это уже другая история ))

Так вот Николаев действительно был наполнен идеями и возможностями их представить. Об одном проекте речь пойдет ниже.

Ehronika

Как Николаев чуть не стал родиной Интернета

Всем известно, что Всемирную паутину — Интернет — создали в США. Интересующиеся пользователи даже знают кое-что и из истории создания глобальной сети: этап ARPANET, TELENET и т. д.

Но даже самые продвинутые не в курсе, что родиной всемирной компьютерной сети мог стать Николаев — работающая электронная информационная сеть появилась в нашем городе еще в 1972 году, то есть, за 10 лет до официальной даты создания Интернет. Один из создателей «распределенной системы обработки и передачи информации» — а именно так называлось тогда изобретение — Александр Береславский до сих пор живет в Николаеве. Он и рассказал нам об уникальных возможностях, которые, увы, в свое время не были использованы в СССР.

В Николаеве первая цифровая вычислительная машина «Урал-2» появилась в 1960 году на заводе им. 61 Коммунара. Несколько раньше в распоряжении завода «Машпроект» появились аналоговые вычислительные машины — АВМ. Принцип работы АВМ заключался в том, числовые данные эта машина представляла при помощи аналоговых физических переменных (скорость, длина, напряжение, ток, давление). И в этом их главное отличие от цифровых. И если цифровые несколько отставали по своим параметрам от западных аналогов, и результаты достигались за счет квалификации программиста, то аналоговые были на приличном уровне. Аналоговая техника пользовалась большой популярностью, в СССР были брошены все силы на ее развитие. Во всяком случае задачи по описанию регулирования турбин, которое осуществляется большим количеством дифференциальных уравнений, выполнялись именно при помощи этих машин.

Обработка этих уравнений происходила параллельно по всем процессам, и это давало возможность видеть, как в случае изменений одного из параметров будет себя вести реальная турбина. То есть, можно было немедленно видеть реальный процесс. Цифровая ЭВМ представляла из себя несколько шкафов, насыщенных радиолампами, там же были расположены магнитофоны. Была также клавиатура и экран. Многие годы для ввода данных использовались перфокарты или перфоленты с дырочками: есть дырочка — это ноль, нет — это единица.

В то время Александр Береславский работал на «Машпроекте» в должности начальника бюро эксплуатации вычислительных машин, разрабатывал аналоговые модели для исследования процессов регулирования турбин. При этом весьма активно интересовался и цифровыми ЭВМ.

В начале 60-х на «Машпроекте» появилась цифровая машина «БЭСМ». Ее отличие было в том, что она работала на полупроводниках. Постепенно начали переходить на цифровые машины, поскольку аналоговые имели ограниченную сферу применения.

В 1968 году к необходимости создания вычислительного центра пришли на Черноморском судостроительном заводе. Эта идея принадлежала главному инженеру завода Георгию Блалабаеву. Для организации центра пригласили Александра Береславского.

— Мы уже тогда пришли к выводу, что для эффективного управления любым предприятием необходима серьезная система обработки, хранения и доставки информации пользователю. Специалист должен иметь возможность непосредственного ввода информации в машину (равно как и ее получения), минуя промежуточные этапы по техническому нанесению информации на носители (перфокарты и т. д.) Мы даже не подозревали, что подобные разработки ведутся на Западе, — рассказывает Александр Ефимович.

В течение первого года работы вычислительный центр ЧСЗ получил и ввел в эксплуатацию первую ЭВМ — Минск-32. Далее возникла необходимость создать сеть, чтобы можно было максимально быстро пополнять электронный документальный архив или получать необходимый документ.

— Электронщики получили задание создать компактное рабочее место для специалиста, который будет связываться с машиной, передавать и получать информацию, — вспоминает бывший руководитель вычислительного центра ЧСЗ. — Нужно было выбрать и линии связи, по которым будет передаваться информация. В числе устройств, которые мы предусмотрели в системе, были телеграфный аппарат «Т-63» и видеотерминал «Видеотон-340». Последний был с экраном и клавиатурой. Мы планировали и создание автономных пультов на базе «Видеотонов», через которые передавалась бы информация в компьютер, там производились необходимые действия, и результат можно было бы получить также по сети, которая тогда и сетью-то у нас не называлась. Мы говорили просто — «наша многопользовательская система».

С января 1969 года группа энтузиастов, куда входили инженер БТИ Валентин Неделев, программисты ВЦ, начальник бюро программирования Григорий Гольденберг, начальник сектора ВЦ Людмила Спиридонова и начальник бюро технических средств Виктор Пономаренко под руководством Александра Береславского начала разработку «системы». Интересно, что в этом же, 1969 году, В США начала функционировать локальная компьютерная сеть ARPANET. Но николаевские специалисты об этом даже и не подозревали. Задача оказалась настолько важной и интересной, что работа над ней велась не только в рабочее время. Практически каждый день разработчики собирались после основной работы, обсуждали проблемы и пути их решения, достигнутые результаты спорили, дискутировали и т. д.

Для передачи информации решили использовать коммутированные телефонные линии, а где возможно — выделенные физически. Создали сеть, куда одновременно могли подключить 16 объектов. Подключить большее число пользователей не позволяли технические возможности центральной машины. Тогда же возникла мысль, что место пользователя может оснащаться не только телеграфным аппаратом или видеотерминалом «Видеотон», но и другой машиной, и можно часть информации хранить на одной машине, часть — на другой.

— Мы пришли к выводу, что одна машина может после получения запроса пользователя, направить запрос на другую машину, и передавать информацию не отдельными символами, а пакетом, с большой скоростью. А потом уже медленнее пересылать ее пользовательским аппаратам. А можно и две машины, и три. По сути ,это уже простой, примитивный прообраз Интернета, — говорит Александр Ефимович. — Получается сеть машин с распределенной для каждой из них обработкой информации.

И вот, в 1972 году «черновой» вариант «системы» был готов. К главной машине «Минск-32» были подключены 16 пользователей, один из которых — была мини-ЭВМ МИР-1. Это все, что на тот момент мы могли себе позволить. Связь в сети осуществлялась через коммутированную телефонную систему: можно было набрать телефонный номер — и уже связался. Знакомая система, не так ли? На первых же испытания стало понятно — система работает! В этом же, 1972 году, систему представили на отраслевой выставке в Министерстве судостроения СССР. К этому времени весь библиотечный фонд завода — около 100 000 наименований — внесли в компьютер. Для этого каждое наименование книги, а также и журнальных статей, закодировали и написали небольшую аннотацию. Машина осуществляла поиск по ключевым словам источника. Такой подход значительно облегчил и ускорил поиск данных для работников завода и продемонстрировать работу системы. На выставке три человека сели за пульты, и каждый выполнял свой собственный поиск. Человек вводил пароль и запрос — набор ключевых слов. Напомним: происходило в Москве, а запрос по линиям телефонной связи направлялся на главную машину, находящуюся на ЧСЗ в Николаеве. Да и техника была очень далека от «последнего слова». И при всем при этом на обработку заданного запроса пользователем уходило, в среднем, до 20 секунд! Как раз этот факт и производил главное впечатление на всех.

— Чтобы ознакомиться с работой созданной нами системы на выставку специально приехал заместитель министра судостроительной промышленности СССР Игорь Сергеевич Белоусов. Он задавал грамотные вопросы: Какова скорость получения ответа на запрос? Существуют ли какие-либо дополнительные требования к линиям связи? Какое количество пользователей может одновременно работать в системе? И т. д.

Но многие посетители выставки даже не поняли, что именно мы продемонстрировали.

— Скорее всего, на тот момент система управления страной, еще не созрела для электронного управления. К сожалению, перспектив подобного открытия никто не увидел, — вспоминает главный создатель системы.

Москва. ВДНХ. 1974 год. Второй слева - заместитель министра судостроения Игорь Белоусов. Пояснения дает Александр Береславский«Распределенную система сбора и обработки информации» включили в список работ, которые представляет министерство на ВДНХ. Так в 1974 году изобретенная в Николаеве система попала на ВДНХ. Там стояло два экрана, любой желающий мог подойти и испытать ее возможности. Наиболее активно изобретением заинтересовался представители Министерства обороны. Вскоре подобная сеть была внедрена на некоторых военных складах Украины: из головного управления обеспечения в Киеве можно было просматривать наличие на складе оборудования, запасных частей и т.п.

Кроме военных большой интерес к нашей системе на выставке проявли представители института хирургии им. Вишневского. К тому времени практиковали определение диагноза с помощью ЭВМ. Врач вводил симптомы, а машина выдавала вероятные диагнозы. В нашей системе они увидели дополнительные возможности для решения своих задач: с помощью пультов отправляли симптомы на головную машину в Москве и получали ответ с диагнозом.

К сожалению, больше желающих использовать новую систему не нашлось.

По итогам выставки ЧСЗ получил диплом первой степени, а участники были награжданы медалями ВДНХ различных степеней и денежной премией.

В1974 году ЧСЗ обратились в Госплан с предложением на базе Министерства судостроения разработать систему передачи и обработки информации, с помощью которой можно было бы объединить информационные базы всех судостроительных предприятий СССР. На разработку этой системы николаевские специалисты попросили 100 тысяч рублей.

— Я, как обыкновенный гражданин, был неопытен, как оказалось. В Госплан были представлены еще несколько проектов, а финансировать предполагалось всего два. В итоге финансирование получили проекты из Сибири и в Ленинграде. Когда я уже уходил с совещания, меня догнал один из сотрудников Госплана, и спросил: «Вы хоть поняли, почему вам не дали денег на разработку?». Я говорю: ну, наверно, то важнее. А он мне: нет, просто ты запросил 100 тысяч, а они — по три миллиона. — с грустной улыбкой рассказывает Александр Ефимович.

На ЧСЗ система без изменений и доработок работала в течение нескольких лет, затем техника морально устарела. На общегосударственный уровень изобретение так и не вышло.

— Было много этапов, которые мы «перескочили» при создании системы по сравнению с западными разработчиками. Там речь шла о локальных сетях, в которых к одной машине было подключено несколько других, но по физическим линиям, то есть на коротком расстоянии. Мы этот этап просто «проскочили». На Западе больше внимания уделялось различным вариантам теории. А мы создавали свою систему исходя из конкретных практических потребностей. В разработках такой системы на Западе принимали участие около 1,5 тысяч человек, нашу сеть создали и воплотили в жизнь 5 человека. Программное обеспечение системы создали 2 человека, в Америке над этой задачей работали сотни программистов. Конечно, это был еще не Интернет, но если бы дали те 100 тысяч, то эти деньги позволили бы сделать это на более высоком уровне. Мы бы сделали более универсальную программу, перешли на какой-то язык программирования, который подходил бы для всех ЭВМ. К сожалению, не было понимания со стороны центрального руководства того, что электронные системы обработки и передачи информации – это принципиальная вещь для управления, — считает Александр Береславский.

Конечно, сегодня трудно сказать, смог ли бы Николаев стать родиной Интернета, но то, что определенное время николаевские специалисты были, что называется, «на острие», верно уловили одну из глобальных тенденций мирового прогресса, не подлежит сомнению.

Ирина Чернышова

Реклама

One Response to Как Николаев чуть не стал родиной Интернета

  1. Alyona says:

    Интересная и поучительная история…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: