Какой должна быть национальная СУБД

Выбор СУБД(системы управления базами данных) для e-Government страны или местного проекта вопрос не праздный! Это касается платформы(по терминологии строителей – фундамента) всего электронного управления. Наличие или базирование на нескольких СУБД(структур баз данных) возможно, но предполагает дополнительные сложности в сопровождении. Для тех, кто имел дело с СУБД рекомендую сразу посмотреть видеоролик как эта проблема звучит для России:

<object width=»468″ height=»313″><param name=»movie» value=»http://tv.cnews.ru/loader.swf?mov690&#8243; /><param name=»allowFullscreen» value=»true» />http://tv.cnews.ru/loader.swf?mov690</object>

Для остальных некоторые сведения по терминологии:

Ба́за да́нных (БД)— представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ).

Классификация БД по модели данных:    иерархические, сетевые, реляционные, объектные и объектно-ориентированные, объектно-реляционные.

Систе́ма управле́ния ба́зами да́нных (СУБД) — совокупность программных и лингвистических средств общего или специального назначения, обеспечивающих управление созданием и использованием БД.

Классификация СУБД    по способу доступа к БД:

Файл-серверные. В файл-серверных СУБД файлы данных располагаются централизованно на файл-сервере. СУБД располагается на каждом клиентском компьютере (рабочей станции). Доступ СУБД к данным осуществляется через локальную сеть. Синхронизация чтений и обновлений осуществляется посредством файловых блокировок. Преимуществом этой архитектуры является низкая нагрузка на ЦП сервера. Недостатки: потенциально высокая загрузка локальной сети; затруднённость централизованного управления; затруднённость обеспечения таких важных характеристик как высокая надёжность, высокая доступность и высокая безопасность. Применяются чаще всего в локальных приложениях, которые используют функции управления БД. На данный момент файл-серверная технология считается устаревшей.

Примеры: Microsoft Access, Paradox, dBase, FoxPro, Visual FoxPro.

Клиент-серверные. Клиент-серверная СУБД располагается на сервере вместе с БД и осуществляет доступ к БД непосредственно, в монопольном режиме. Все клиентские запросы на обработку данных обрабатываются клиент-серверной СУБД централизованно. Недостаток клиент-серверных СУБД состоит в повышенных требованиях к серверу. Достоинства: потенциально более низкая загрузка локальной сети; удобство централизованного управления; удобство обеспечения таких важных характеристик как высокая надёжность, высокая доступность и высокая безопасность.

Примеры: Oracle, Firebird, Interbase, IBM DB2, Informix, MS SQL Server, Sybase Adaptive Server Enterprise, PostgreSQL, MySQL, Caché, ЛИНТЕР.

Встраиваемые. Встраиваемая СУБД — СУБД, которая может поставляться как составная часть некоторого программного продукта, не требуя процедуры самостоятельной установки. Встраиваемая СУБД предназначена для локального хранения данных своего приложения и не рассчитана на коллективное использование в сети. Физически встраиваемая СУБД чаще всего реализована в виде подключаемой библиотеки. Доступ к данным со стороны приложения может происходить через SQL либо через специальные программные интерфейсы.

Примеры: OpenEdge, SQLite, BerkeleyDB, Firebird Embedded, Sav Zigzag, Microsoft SQL Server Compact, ЛИНТЕР.

Отдельный интерес для e-Government представляют СУБД со свободным(бесплатным правом использования). Прежде всего это: MySQL( http://www.intuit.ru/department/database/mysql/) и PostgreSQL(http://www.postgresql.org/)

Перспективная технология, в том числе для e-Government, это облачные технологии(облачные вычисления —  http://www.ixbt.com/cm/cloud-computing.shtml ), в перспективе мы посвятим этому несколько статей.

Реклама

3 Responses to Какой должна быть национальная СУБД

  1. ehronika says:

    А какой должна быть национальная операционная система?

    Российский Linux получил современный дизайн
    Софт Интеграция
    версия для КПК

    31.08.11, Ср, 15:08, Мск, Текст: Владислав Мещеряков / Фото: ALT Linux

    Лидирующий отечественный разработчик на рынке свободного ПО компания ALT Linux представила два новых дистрибутива: ALT Linux Kdesktop 6.0 и облегченный ALT Linux Simply. Главные новшества – современный пользовательский интерфейс в стабильно работающей системе и низкая требовательность к ресурсам компьютера.

    Разработка отечественной компании ALT Linux — ALT Linux Kdesktop 6.0 – один из первых случаев штатной установки среды KDE 4.6 на профессиональный дистрибутив.

    KDE — это одна из двух основных, наряду с Gnome, стандартных рабочих сред в ОС Linux. К версии KDE 4 она обрела небывалую доселе гибкость и красоту, однако утратила стабильность. Интересно, что основатель движения Linux Линус Торвальдс (Linus Torvalds), будучи старым пользователем KDE, при появлении KDE 4 в 2009 г. начал использовать конкурирующий проект Gnome (позже, при появлении Gnome 3, Торвальдс покинул и его, перейдя на Xfce).

    Тем не менее, к 2011 г. в релизе 4.6.5 разработчикам KDE удалось достичь стабильной работы ее фреймворка Plasma. «Рабочая среда KDE 4 известна долгим временем разработки, во время которого ее стабильность была далека от идеальной. К версии 4.6 среды KDE стабильность была достигнута, и мы включили ее в свой многоцелевой дистрибутив ALT Linux, рекомендованный в том числе и для профессионального использования», — говорит технический директор ALT Linux Алексей Новодворский.

    ALT Linux Kdesktop 6.0 с KDE 4.6.5 способна работать на ПК с менее чем 1 ГБ оперативной памяти

    В состав дистрибутива ALT Linux Kdesktop 6.0 входят приложения для работы с офисными документами (LibreOffice 3.4.2.3), пакеты для воспроизведения и обработки аудио- и видеофайлов, для проведения графических и анимационных работ, разнообразные средства разработки, а также образовательные программы.

    На основе «Шестой платформы» осенью 2011 г. ALT Linux планирует выпустить сервер Centaurus 6.0 («Кентавр»), в том числе и для архитектуры ARM. Кроме того будут изданы дистрибутив LXDEsktop 6.0 на основе сверхлегкого рабочего стола LXDE, Live-дистрибутив для нетбуков Netbook Live и комплект «Альт Линукс 6.0 Школьный».

    ALT Linux Kdesktop 6.0. Видны запущенные браузер Firefox, редактор текстов, две программы по обучению математике, программа по обучению географии, погодный информер, консоль и законодательная база «Консультант плюс» (версия для Windows в среде Wine)

    Помимо профессионального дистрибутива компания-разработчик ALT Linux выпустила дистрибутив ALT Linux Simply для массового пользователя, предназначенный для работы на компьютерах с устаревшей или слабой конфигурацией (от 512 МБ оперативной памяти). В качестве среды рабочего стола в Simply применяется Xfce.

    Системный поиск в ALT Linux Simply ищет не только пакеты, установленные на ПК, но и те, которые доступны в репозитории

    Дистрибутивы ALT Linux стали одними из первых, использующих новую версию ядра Linux 3.0 (3.0.3), что улучшило поддержку современного оборудования. С другой стороны, благодаря оптимизации системы сборки, они обладают невысокими требованиями к оперативной памяти. Экспресс-тестирование дистрибутива ALT Linux Kdesktop 6.0 в сравнении с несколькими другими иностранными аналогами показало, что отечественная система эффективнее других использует оперативную память компьютера.

    Сравнение современных KDE-дистрибутивов Linux по использованию оперативной памяти
    Дистрибутив Память, используемая системой на основе KDE после установки Примечания
    ALT Linux Kdesktop 6.0 220 МБ
    Mageia 1 240 МБ Дистрибутив Mageia разрабатывают бывшие сотрудники Mandriva, ушедшие из компании после вхождения в ее капитал россиян
    Kubuntu 280 МБ Широко распространенная версия Linux Ubuntu, работающая на KDE
    Mandriva 2011 340 МБ

    Источник: CNews Analytics

    Напомним, что продвижение свободного ПО в России в последние несколько лет попало в сферу интересов высших должностных лиц государства. Так, например, премьер-министр Владимир Путин в конце 2010 г. подписал план перехода властных структур и федеральных бюджетников на свободное ПО. В середине августа 2011 г. Минкомсвязи объявило конкурс на создание прототипов компонент Национальной программной платформы (НПП).

    В 2010 г. была издана аналитическая работа Любови Ароновой «Исследование российского рынка СПО». Согласно подсчетам автора, российский рынок СПО в 2009 г. составлял 2,256 млрд руб., причем его половина формировалась госзаказом.

    http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2011%2F08%2F31%2F453495

  2. ehronika says:

    Не Windows-ом единым…

    Инициаторы проекта WooS — два испанца, предприниматель Эктор Морелл и программист Виктор Мартинес. В переводе с английского WooS означает «домогательства» или «ласки». Нынешней зимой Морелл и Мартинес предложили коммерческое продвижение волонтерскому проекту ReactOS. Эту операционную систему программисты разных стран разрабатывали с 1996 г. Идея в том, что на компьютерах с этой системой можно использовать программы, разработанные для Microsoft Windows. Это позволяет решить актуальную для любой новой операционной системы проблему отсутствия совместимых с ней программ. Суть коммерческого проекта WooS — платная поддержка корпоративных пользователей, ReactOS останется бесплатной.

    http://marker.ru/news/499647

  3. ehronika says:

    Тарас Подрез

    «Идея национальной операционной системы вызывает у меня скепcис»

    В 1990-е годы выпускник МФТИ Сергей Белоусов занимался торговлей компьютерами, затем он основал бренд потребительской электроники Rolsen, а после решил применить свое образование и занялся разработкой компьютерных программ. Сегодня созданные им IT-компании Parallels и Acronis достигли оборотов в сотни миллионов долларов, а сам Сергей еще раз сменил сферу деятельности и стал венчурным инвестором. Он один из ключевых партнеров Runa Capital, самого крупного в России фонда, инвестирующего в стартапы на начальной стадии. Весной 2011 года дочерняя компания Parallels — Parallels Research — получила 150 млн рублей от фонда «Сколково», резидентами иннограда стали еще три портфельные компании Runa Capital.

    — Ваши инвестиционные, программные и научные проекты представлены в «Сколково». В публичных выступлениях вы защищали идею «Сколково», упоминая о трех льготах от государства: беспрепятственный импорт оборудования, кадров, налоговые льготы. Как оцениваете реализацию этих трех пунктов на сегодня?

    — Главный положительный выхлоп «Сколково» на сегодня — рост престижа технологического предпринимательства, это помогает нанимать и мотивировать людей. У нас был один ведущий инженер: за несколько лет в 2000-х он пытался открыть разные идиотские маленькие бизнесы — бензоколонки, аптеки, ларьки, и ничего не получалось. Это происходило со многими инженерами. Сейчас инженеры постепенно понимают, что их профессия хорошая и престижная.

    А что до тех трех пунктов, то технику и кадры до сих пор ввозить очень проблематично. Когда на Западе выходит новый процессор или сервер, нам становится грустно. Получение виз — по-прежнему плохо налаженный процесс. Рабочая виза в Сингапур делается несколько недель, в США — несколько месяцев, а в Россию — девять месяцев, еще и с риском невыдачи. Налоговые льготы работают хорошо, надеюсь, «Сколково» удастся усилить изменения в этом направлении.

    — Parallels — единственная крупная компания в России, которая разрабатывает софт системного, а не прикладного назначения. Обращались ли к вам представители властей за консультациями по поводу электронного правительства или национальной программной платформы?

    — По большому счету у Parallels нет госзаказа, это не наш сегмент. Идеи национальной операционной системы или поисковика вызывают у меня скептическое отношение: команды, от которых ожидались такие подвиги, по технологической мощности в сотни раз отличаются от нужного уровня.

    С другой стороны, бизнес-процессы, в том числе государственные, невозможны без информационных технологий. Сегодня эти технологии контролируются государствами, не обязательно дружественными к России. Впрочем, эта проблема касается не только России. Здесь разумно иметь какой-то уровень контроля.

    Компании вроде Parallels могли бы осуществлять некий технологический надзор и/или конечную сборку продукта, гарантировать приватность данных. Но делать самим всё с нуля абсурдно. В США сотни тысяч высококлассных специалистов строили эти платформы 30 лет.

    — Вы занялись IT-инвестициями в момент, когда имя другого IT-инвестора из России, Юрия Мильнера из Mail.Ru Group, стало известным в мире. Он теперь вкладывается в Facebook и Twitter. Вы сильно отличаетесь по стилю инвестирования?

    — Я и до Runa Capital участвовал в создании 20–30 компаний. Я активно участвовал в жизни этих фирм, но не управлял ими, каждый раз находя человека, такого как Биргер Стин (глава Parallels, ранее возглавлял Microsoft в России. — «Маркер»).
    Поэтому моя работа в Runa Capital — продолжение того, чем я занимался раньше. Стиль Runa — активное участие в развитии стартапа. Это совершенно не такие инвестиции, как у Юрия Мильнера, когда покупаются акции состоявшегося проекта, которые должны подорожать.

    — Почему вы ищете таланты и создаете стартапы в России? Потому что лучше знаете этот рынок, из чувства патриотизма или еще по каким-то причинам?

    — Патриотизм, конечно, важен, но в этом есть прежде всего бизнес-смысл, 80% вложений фонда Runa Capital будут направлены в российские технологические команды, потому что мы можем быстро разобраться в качестве этих команд и это наше преимущество. Кроме инжиниринга есть еще две составляющие успешного проекта: грамотный маркетинг и управление продуктом. За эти две составляющие у нас обычно отвечает иностранный специалист.

    — Вы когда-то сказали, что не перестанете руководить Parallels, пока ее выручка не достигнет $1 млрд. Это произошло?

    — Веху в миллиард Parallels еще не преодолела. В мировом IT-бизнесе фирмы с оборотом до $1 млрд считаются небольшими, и Parallels пока — средняя компания, которая со временем может стать большой.

    — И все же на свое место гендиректора вы наняли Биргера Стина из Microsoft. В руководстве Parallels есть выходцы из других американских IT-гигантов. Не забюрократизировалась ли компания?

    — Я считаю, что Стин больше подходит для выращивания компании на этом этапе, то есть с выручкой от $100 млн до нескольких миллиардов. Биргер лучше, чем я, справится с операционным управлением. Мне это уже и не так интересно. Я как председатель правления Parallels занимаюсь стратегическими вопросами, новыми направлениями. Что касается других людей, то растущей компании нужен приток новых кадров, которые представляют себе бизнес-процессы в крупных корпорациях.

    А бюрократизация — это естественная часть роста компании. Я считаю, что в Parallels процессы скорее недо-, чем переформализованы. Наша система на порядок менее жесткая, чем в Microsoft или Symantec.

    Я состою в совете директоров одной фирмы, которая меньше Parallels раз в десять, — там формализация на том же уровне, что у нас в Parallels. Я даже ругался по этому поводу: должен все-таки быть баланс.

    — Когда на первом месте не Parallels, а Runa, работы стало больше или меньше?

    — Я, признаться, думал, что у меня появится больше свободного времени, но пока что наоборот. Один из партнеров в Runa Capital — Олег Чельцов, француз, русский эмигрант в третьем поколении. Лет семь назад мы с ним разговаривали о том, что нам обоим нравится получать стресс, это один из основных мотиваторов, то, что оставляет тебя живым. Так вот Parallels и Runa — разный стресс.

    — Когда вы последний раз собственноручно писали программный код?

    — По образованию я физик, писал код для своих научных исследований. Потом, перед тем как организовать Parallels, в 1996–1998 годах изучил разные языки программирования — чтобы разобраться, что к чему. Программировал при подготовке кандидатской диссертации, которую защитил в 2007 году. В продуктах Parallels ни одной моей строчки нет, тем не менее у Parallels более 120 патентов, в создании которых я участвовал идеологически.

    — Как в ваших софтверных проектах борются с пиратством? Ловили кого-нибудь за руку?

    — Основной источник пиратства — малый бизнес и физические лица, но большая часть выручки Parallels приходится на софт для сервис- и хостинг-провайдеров. Малый бизнес пользуется продуктами Parallels опосредованно, через крупных партнеров-провайдеров. А им заниматься пиратством трудно и рискованно.

    Кроме того, быстрорастущие компании волнует, чтобы их продукты больше использовались. Мы еще не дошли до этапа, когда акцент делается на борьбе, а не на развитии.

    — Пытались ли крупные компании купить Parallels?

    — Конечно. Но мы себя видим независимой компанией в большой экосистеме. Если проводить аналогию со странами, мы как Сингапур сегодня или Швейцария некоторое время назад — богатая, небольшая, открытая, нейтральная и стабильная организация. Через Parallels большие технологические корпорации — Intel, Apple, Microsoft, IBM, Oracle и т. д. — сотрудничают с телекоммуникационными и хостинговыми компаниями. Если мы становимся частью одного из гигантов, то сразу теряем часть своей ценности и, возможно, клиентов. Это как история о том, почему Гитлер не захватил Швейцарию.

    http://marker.ru/news/499943

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: